VIP-Интервью

Анна Кирьянова: Есть люди, для которых травля и клевета остаются обычным способом существования

10 июнь 2019 (12:00)

Фотография со страницы Анны Кирьяновой в FacebookМногие из нас в своей жизни сталкивались с особой категорией людей, которые сделали своим хобби, а иногда и смыслом жизни написание жалоб в различные инстанции по любому поводу. Такие «жалобщики» атакуют запросами и требованиями все возможные ведомства. При этом часто проблемы, которые они берутся решать, являются надуманными или не касаются их напрямую, а сами они не пытаются искать компромисс. Многим такие люди реально отравляют жизнь и не дают нормально работать. О том, какие причины лежат в основе поведения «жалобщиков», и как можно защититься от них, мы поговорили с философом, психологом Анной Кирьяновой.

— Анна Валентиновна, можно ли говорить о существовании особого феномена людей, которым нравится писать жалобы и запросы? С чем связано такое желание?

— Действительно, есть те, кому нравится писать жалобы, подавать в суды, сутяжничать и защищать свои ущемленные интересы. Причем часто ущемление это либо очень незначительное, либо и вовсе мнимое. Для них даже есть специальный психологический термин — кверулянты.

Но прежде чем говорить о них, нужно обозначить, что есть и вполне обычные: нормальные, я бы даже сказала — праведные жалобы. Допустим, я купила в магазине платье, а дома при первой примерке оно у меня разошлось. Конечно, я обращусь в магазин с просьбой его заменить или вернуть деньги. Это нормально, это не кверулянтство.

— А как отличить одно от другого?

— Для обычного человека жалоба, обращение в инстанцию — это вынужденная мера и стресс. Нам не нравится сам процесс, скорее мы прибегаем к этому, чтобы отстоять свои права. Для кверулянта жалоба — норма жизни, а часто — и средство существования.

Другая отличительная черта — адекватность требований. Обычный человек хочет решить проблему, компенсировать потери, сгладить неприятный осадок от ситуации. Как правило, он готов к сотрудничеству и компромиссу. Кверулянту же нужно противостояние, его требования всегда неадекватны. И если пойти ему навстречу, он начнет требовать все больше и больше, никогда не остановится.

— Какие факторы могут влиять на таких людей? Связано ли их стремление с желанием достичь справедливости, доказать свою значимость, с нездоровым отношением к деньгам?

— Мой опыт показывает, что можно выделить две категории людей, сделавших преследование, в том числе и юридическое, целью своей жизни. Первые — это агрессоры, через сутяжничество они выплескивают свою агрессию, недовольство миром, постоянное раздражение и другие негативные эмоции. Они компенсируют свое внутреннее неустройство через написание неадекватных жалоб. Они умышленно и сознательно отравляют жизнь другим.

Второй вид жалобщиков — те, кто извлекает выгоду из своего занятия. Самый яркий пример, не раз обыгранный в кинематографе, — трюк с мухой, которую жулик кидает в тарелку с супом, чтобы устроить скандал и получить компенсацию: бесплатный обед или некую сумму денег. После скандала он аккуратно убирает муху в спичечный коробок, кладет его в карман и идет в следующее кафе. Это типичный потребительский экстремизм, направленный на получение выгоды. Люди требуют компенсировать им выдуманные, несуществующие страдания и неудобства.

В моей практике был случай, когда девушка после отдыха на Гоа преследовала турфирму, потому что океан оказался не таким чистым, как она представляла, и этот факт нанес ей «тяжелые душевные страдания», равно как и мусор вдоль дороги из аэропорта в отель.

Бывает, что сутяжничество становится бизнес-стратегией в борьбе с конкурентами. На одной лестничной клетке работали два магазинчика, оба торговали кухнями. И вдруг на один магазин начинает поступать вал жалоб во все контролирующие органы — прокуратуру, СЭС, налоговую, полицию, куда угодно. Одна за другой идут проверки. Оказывается, что источник всех проблем — директор соседнего торгового помещения, которая решила таким образом уничтожить соседа-конкурента.

Самое неприятное, когда два начала сутяжничества оказываются слиты в одном человеке. Он и выплескивает свою агрессию на мир, и получает с этого доход. Такие кверулянты, пожалуй, наиболее опасны для окружающих.

— Можно ли рассматривать постоянное стремление писать жалобы в качестве расстройства психики? Поддается ли оно лечению?

— Действительно, в тяжелых формах кверулянтство из особенности психики превращается в психическое расстройство. Такие люди уже просто не могут не писать жалобы. И делают это по любому поводу. Часто они специально ищут, за что бы зацепиться, тратят часы и дни на поиски реальных или мнимых нарушений. Могут, например, зайти в магазин и исследовать все товары — не просрочены ли они. Когда реальных поводов для жалоб не находится — начинают изобретать.

При этом опытные люди достаточно просто отличают жалобы кверулянтов от жалоб обычных граждан, которые реально хотят добиться решения той или иной проблемы. Претензии кверулянта однообразны, как правило, они связаны с мелочными, не очень важными для обычного человека ситуациями. Зачастую в них вскрываются разного рода «мировые заговоры», именно про такие случаи говорят, что из мухи раздувается слон.

Кроме того, в жалобах кверулянтов отсутствует адекватность. С одной стороны, это выражается в том, что предмет требований становится для них сверхценным, и им кажется, что решить проблему надо любым способом. В таком случае претензии к орущей у соседей кошке отправляются сразу президенту, потому что более важных дел у главы государства быть просто не может. С другой стороны, у жалобщика нет стремления к компромиссу.

— Исключает ли психологическая зависимость от написания жалоб трезвый расчет на получение материальной выгоды от своих действий?

— Кверулянт — не такой уж безумец. Далеко не всегда они тяжело больны психически. Как мы уже говорили, очень часто они стремятся получить от своих жалоб выгоду. Для многих это просто становится способом существования.

В Древней Греции были люди, которые назывались «сикофанты». Они были профессиональными вымогателями и клеветниками, очернителями репутации. Сикофанты собирали о человеке информацию, а потом требовали с него деньги, положение в обществе или другие блага. На тех, кто им отказывал, они сознательно и специально клеветали, всячески портили им жизнь — сплетничали, писали жалобы, лжесвидетельствовали в суде. Сикофанты занимались этим целыми семьями, сделав профессию своим бизнесом. Они могли расстроить свадьбу или назначение, добиться изгнания гражданина из города или даже его казни.

Казалось бы, с тех времен прошло два с половиной тысячелетия, но такие сикофанты до сих пор никуда не делись. И сейчас существуют люди, для которых травля и клевета остаются способом к существованию.

— Они могут причинить серьезный вред бизнесу?

— Да, конечно. Ведь доносы и преследования выводят человека из равновесия, мешают ему нормально функционировать. Если на тебя непрерывно пишут жалобы, к тебе все время ездит то СЭС, но налоговая, даже если они ничего не находят, это отнимает и силы, и время. Этого и добиваются жалобщики.

Часто оказывается так, что личность бизнесмена становится самым слабым звеном в его предприятии. И конкуренты, чтобы нанести удар по бизнесу, бьют в наиболее уязвимое — в личное. Появляются заказные статьи про него, его жену, детей. Анонимы приходят в социальные сети и пишут длинные тексты про близких.

Сюда же можно отнести и разного рода «сглазы», псевдомагические воздействия. Я не отрицаю магию как социокультурный феномен, потому что часто имею дело с последствиями такой «магической» травли. У всего этого очень древние корни. Так, например, большинство найденных месопотамских глиняных табличек посвящены либо бизнесу — в них описаны сделки, либо способам защиты от магии и сглаза.

При античных раскопках самый частый артефакт — это свинцовые таблички с проклятиями, так называемые дефиксионы. На них древние греки писали проклятия в адрес своих врагов и незаметно помещали в свежие могилы. Сегодня их находят сотни тысяч. Самый обычный текст на них: «Духи подземного мира, заберите владельца трактира такого-то и его жену, потому что они слишком хорошо работают и не дают развиваться моему делу. А еще играют в кости и не платят налоги».

Те же технологии работают и сегодня. Если у двери офиса человеку вешают кошку или под порог насыпают землю с кладбища, это оказывает на него определенное психологическое давление. Даже простая слежка очень выводит из себя.

Можно, конечно, сказать тому, кто оказался в подобной ситуации, — «да это все ерунда, вы образованный человек, не верьте во всякую чушь!». Но на психологическом уровне это оказывает очень сильное воздействие. Мы кино смотрим и сопереживаем героям. А тут люди не могут просто так взять и перестать чувствовать, думать об этом событии. Мы живые, у нас обязательно будет эмоциональная реакция.

Цель сикофантов — вывести из равновесия, выбить опору из-под ног. Жертва становится несобранной, теряет хватку, вскоре перестает работать и деловая интуиция. Если подобные события будут повторяться, человека можно довести до невроза или депрессии. И когда он будет покупать акции, внимание будет рассеянно, а это чревато ошибками. Даже сниженная концентрация за рулем может привести к аварии. И никакой мистики тут нет.

— Как реагировать на того, кто решил сделать вас целью своей кампании?

— В первую очередь, столкнувшись с жалобами или претензиями, важно понять, кто перед тобой. Если это обычный человек, у которого появилась проблема, — ему нужно помочь, претензию внимательно рассмотреть, в целом — пойти навстречу и достичь компромисса. Но эти правила, известные любому бизнесмену, не действуют в отношении кверулянтов и сикофантов.

Кверулянт прекрасно чувствует, когда ему попустительствуют. И если идти навстречу, выполнять его требования, бояться или, напротив, вступать с ним в яростный спор, он никогда от вас не отстанет. Единственный способ работы с действительно больным человеком, для которого написание жалоб стало целью жизни, — это переключить его внимание на другой объект. Он также может сделать это сам. Или же интерес к чему-то другому можно подогреть с помощью манипуляции, например, перенаправив претензию в другое ведомство. Кроме того, от вашего игнорирования ему может стать скучно. В целом же если вы видите, что у человека болезненные претензии, то и отнестись к нему нужно как к больному.

Сложнее всего противодействовать сикофанту, который имеет корыстный интерес. Здесь нужно приготовиться дать решительный отпор. Любые компромиссы сикофант воспримет как свою победу, любые уступки его только раззадорят. Получив деньги однажды, он поймет, что может существовать за ваш счет всю жизнь.

Договориться с ним не получится. Если вы начинаете извиняться, дарить подарки, посылать комплименты от заведения, цветы — будет только хуже. Недаром опытные адвокаты, сталкивающиеся с такими случаями, советуют предпринимателям ничего подобного не делать. Потому что всё это будет воспринято как признание своей вины.

У меня есть прекрасный пример. Один человек купил дачный участок. И в первый же день к нему пристал сосед, который начал доказывать, что забор между их участками стоит неправильно, и его нужно передвинуть на 20 сантиметров. Человек прекрасно понимал, что сосед неправ. Но после долгих препирательств он, наконец, сдался и перенес забор. Что бы вы думали — на следующий день сосед потребовал передвинуть его еще на 10 сантиметров.

Так что в случае с сикофантами единственный выход — борьба до победного конца. Сикофант должен понять, что вы ему не по зубам, и лучше поискать наживы в другом месте.

Фотография со страницы Анны Кирьяновой в Facebook

Другие материалы по теме: