Авторская колонка

Константин Левушкин о последних изменениях в системе банковского контроля

29 апрель 2019 (17:05)

Фотография предоставлена коммуникационным агентством «Press-Attache»Блокировки счетов клиентов банков и «черные списки» ЦБ — самые горячие финансовые темы последних нескольких лет и большая головная боль как для бизнеса, так и для самих банков. Банк России продолжает применять санкции ко всем участникам рынка за несоблюдение «антиотмывочного» закона № 115-ФЗ. За последний год правила игры и акценты на этом рынке заметно изменились, и, к сожалению, не все в сторону либерализации. Напротив, тренд на ужесточение по всем фронтам налицо. Если раньше все силы Росфинмониторинга и ЦБ РФ были брошены на борьбу с обналичиванием денежных средств и выводом их за рубеж, то теперь в эпицентре контроля — «серые» схемы налоговой оптимизации и уход от уплаты НДС.

Вот что конкретно изменилось за последнее время. Раньше сомнительными клиентами признавались компании, которые зачастую не вели хозяйственной деятельности, а занимались транзитными операциями или были фирмами-однодневками. Теперь сомнительный клиент — тот, в чьем обороте есть сомнительные операции, пусть даже это операции контрагентов в цепочке платежей. Так что ответить можно и за себя, и «за того парня». Компания может вести реальный бизнес, иметь офис и склад, но по совокупности признаков, известных только ЦБ, ее объявят подозрительной. Фактически регулятор сейчас оперирует понятием «сомнительная операция», а не «сомнительный клиент». Только бизнесу от этого не легче.

Государство серьезно взялось за крупные валютообменные операции. При совершении таких сделок банк может запрашивать у клиента подтверждение законности происхождения денег. ЦБ исходит из того, что деньги (в любой валюте) можно только заработать либо получить, продав некий актив, остальные источники — вне закона. Поэтому на операции с крупной суммой валюты должны быть все подтверждающие документы. Кроме того, в ранг заведомо сомнительных операций в 2019 году попали трансграничные переводы. По сути, любые переводы за рубеж на ощутимые суммы (таковыми считаются суммы выше среднемесячной зарплаты в регионе) могут вызвать интерес у контрольных органов.

Проблема с «черными списками» ЦБ является для клиентов одной из самых наболевших.

В этот список включаются клиенты, которым либо закрыли счет, либо отказали в проведении операций. Формально факт попадания клиента в «черный список» не делает его сомнительным, но банки все равно воспринимают это как негатив, что для клиента может вылиться в различные проблемы. Кроме того, в таком случае резко повышается вероятность повторного попадания в список. А уж неоднократное включение в него может и вовсе поставить крест на общении с любым банком.

Особенно остро данная проблема стоит в крупных банках, где используются скоринг-алогритмы для автоматической оценки клиента. Здесь никто не учитывает особенности его деятельности, нет индивидуального подхода, поэтому в «черный список» попасть легче, чем в небольшом региональном банке. Теоретически клиент может попробовать убрать себя оттуда, обратившись в межведомственную комиссию ЦБ РФ, однако на практике этот подход почти не работает.

Что еще важно сказать — законодательство в сфере противодействия отмыванию доходов сегодня сформулировано довольно туманно. Даже сами банки до конца не понимают, чего от них требуют Росфинмониторинг и ЦБ РФ. Неясно, где можно пойти клиенту навстречу, а где нет. Все равно что известный принцип: «Казнить нельзя помиловать» — результат зависит от запятой в нужном месте. Ошибся — получил штраф в несколько миллионов. Поэтому банки живут в состоянии перманентного страха, боязни что-то недосмотреть, недопроверить. Но как раз здесь есть и положительные новости: недавно Минфин РФ предложил ряд поправок в пункт 11 ФЗ № 115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма», который как раз и содержит основания для включения клиентов банков в «черный список». Поправки предполагают, что счет или операции клиента могут быть заблокированы только на основании данных (а не подозрений), которые свидетельствуют о нарушении закона. Либо же, если подозрения в неблагонадежности клиента у банка возникают постоянно в течение года, и внутренний контроль присвоил ему наивысшую степень риска. Если эти поправки будут приняты, легче станет и банкам, и клиентам. А вообще, будем надеяться, что поправки — только начало пути по совершенствованию уже явно устаревшего и юридически не очень грамотного ФЗ № 115. Нужен закон, учитывающий всю актуальную проблематику, четко и предельно конкретно и однозначно описывающий права и обязанности банков и клиентов.

Константин Левушкин, заместитель председателя правления банка «Нейва»
Фотография предоставлена коммуникационным агентством «Press-Attache»

Другие материалы по теме: