Статьи

Небольшие долги — большие проблемы

20 ноябрь 2018 (16:58)

Небольшие долги — большие проблемы Неработающие долги россиян перед микрофинансовыми организациями (МФО) по итогам III квартала текущего года составили 35,4 млрд руб., доля таких займов в портфеле МФО выросла на 3,5 процентного пункта — до 40,3%, следует из исследования бюро кредитных историй «Эквифакс». Эксперты не склонны видеть в данной статистике признака наступающей закредитованности населения, но тем не менее уверены, что рост просрочки по кредитам МФО — это проблемный сигнал.

«Портфель дефолтной задолженности (просрочка свыше 90 дней) в III квартале 2018 года составил 2,9 млн единиц на общую сумму 35,4 млрд руб. Таким образом, доля так называемых неработающих займов (non-performing loans, NPL) составляет рекордные 40,3% от числа займов в кредитном портфеле», — указывают эксперты «Эквифакс», добавляя, что с начала 2018 года этот показатель вырос на 3,5 процентного пункта.

Аналитики отметили, что в просрочку более 90 дней уходят небольшие суммы, в основном займы до зарплаты.

По данным «Эквифакса», объем выданных в III квартале 2018 года займов в микрофинансовых компаниях составил 44,9 млрд руб., что является историческим максимумом, а динамика роста этого показателя остается на очень высоком уровне: по сравнению с аналогичным периодом 2017 года объем в денежном выражении вырос в 1,4 раза. В то же время эксперты ожидают, что в IV квартале объем выдач микрозаймов обновит рекорд и составит 50 млрд руб.

При этом количество выданных займов практически не изменилось по сравнению с данными II квартала и составило 3,2 млн единиц. Число активных займов на одного клиента в III квартале 2018 года остается стабильным: 1 контракт — 39,6%, 2 контракта — 21,9%, 3 контракта — 14,3%, 4 контракта — 9%, 5 и более контрактов — 15,3%. Средняя сумма, которую получали клиенты в МФО, в III квартале 2018 года составила 13,9 тыс. руб. против 12,9 тыс. руб. годом ранее.

Результатом увеличения объема выдач явился существенный рост кредитного портфеля МФО, который в третьем квартале 2018 года составил 112 млрд руб., что в полтора раза больше прошлогоднего результата.

С другой стороны, аналитики «Эквифакса» не склонны видеть большой проблемы в таком приросте кредитного портфеля. Особенно учитывая инициативы Банка России по ограничению на деятельность МФО.

«Наблюдаемый рост объемов кредитования является следствием ранее наметившегося тренда по росту объемов заимствований. В целом, наверное, не стоит говорить о радикальном росте закредитованности. ЦБ РФ уже принял ряд ограничительных мер: дополнительные коэффициенты риска на капитал, ограничение по показателям долговой нагрузки. Предполагается, что эти и ряд других мер смогут сдерживать рост долговой нагрузки», — сообщил УрБК генеральный директор БКИ «Эквифакс» Олег Лагуткин.

Безусловно, на фоне общего объема кредитования в 14,4 трлн руб. (по данным ЦБ РФ на 1 ноября 2018 года) цифры не выглядят значительными. Обычно, говоря об уровне закредитованности домохозяйств, принято сравнивать общий объем вкладов населения в банках и объем выданных ему кредитов. Сейчас это соотношение составляет 27 трлн руб. вкладов к 14,4 трлн руб. кредитов. Но стоит посмотреть на динамику и увидеть, что объем вкладов с начала 2018 года вырос на 4,18%, а объем кредитов — на 18,42%.

Начиная с августа текущего года, эксперты стали говорить о смене накопительной модели населения на потребительскую, которая в первую очередь была вызвана курсовой волатильностью рубля. Люди стали покупать то, что давно собирались, в том числе совершать крупные покупки: технику, недвижимость. Кроме того, с начала осени 2018 обозначился тренд на рост ставок по кредитам, который также подтолкнул к немедленным тратам.

Но рассуждая о модели потребления, не стоит забывать, что клиенты МФО берут займы не для того, чтобы купить автомобиль, холодильник или новую модель смартфона. Заемными деньгами клиент микрофинансовой организации зачастую закрывает кассовые разрывы между зарплатами. И если такие разрывы учащаются, на ежедневное потребление не хватает денег, то человек снова занимает в МФО, чтобы закрыть предыдущий кредит. Об этом свидетельствует доля тех, у кого 5 и более контрактов с МФО — 15,3%.

Специфика этой аудитории в том, что они не могут обратиться в банк и, например, использовать кредитную карту.

«Клиентура МФО почти полностью — это люди с испорченной кредитной историей. Банки им кредиты не дают. В противном случае они бы кредитовались в банках под 30-50% в год, а не 30-50% в месяц в МФО», — отметил независимый эксперт, экономист Олег Анисимов.

Эксперты сходятся во мнении, что судить в целом о закредитованности населения на основе данных от МФО нельзя. Объемы займов несравнимы. Так, по мнению Олега Анисимова, объем кредитного портфеля МФО в 112 млрд руб. в масштабах экономики незначителен, рынок кредитных карт — в 11 раз больше.

Можно было бы не обращать на таких клиентов внимания, но это миллионы людей, как правило, трудоспособного возраста. По данным ЦБ РФ, в 2017 году число заемщиков МФО составляло 8,4 млн человек. Стоит ли их сбрасывать со счетов?

«Люди, которые берут «нерационально» дорогие займы в МФО, вряд ли перейдут в сегмент кредитных карт, поскольку, как правило, не имеют постоянного дохода. Такими займами пользуются люди с менее устойчивым социальным положением. Собственно, для решения именно этой проблемы и создавался институт микрофинансирования. Исправиться эта ситуация может только тогда, когда в стране будет сокращаться количество бедных людей», — отметил управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин.

Можно предположить, что в России есть некая часть «хороших» заемщиков, которые могут себе позволить брать кредиты на большие суммы и вовремя их отдавать. Еще есть часть заемщиков, которые пользуются, например, кредитными картами и могут ими правильно распорядиться.

А есть несколько миллионов людей, у которых нет подходящего дохода, или этот доход не превышает ежемесячных расходов. Они живут в долг и от месяца к месяцу становятся все более «проблемными».

Конечно, в разных регионах России ситуация различна. И отмечается позитивная динамика, например, по снижению просроченной задолженности. Но ту же динамику можно трактовать по-разному. Она свидетельствует как о том, что люди стали лучше обслуживать свой долг, так и о том, что банки с помощью этого показателя прикрывают дыры в балансах, списывая и реструктурируя просрочку.

Дополнительным тревожным фактором может быть то, что МФО не готовы к такой просрочке, несмотря на то, что закладывают ее в доходы от других клиентов.

«Естественно, МФО это понимают, поэтому закладывают в свою бизнес-модель высокий процент невозврата, но к просрочке в 40% они вряд ли были готовы психологически. Поэтому мы увидим финансовые проблемы у многих МФО, подобные тем, с которыми столкнулись «Домашние деньги» Евгения Бернштама», — считает Олег Анисимов.

Насколько серьезным сигналом может быть рост просроченной задолженности в МФО, покажет время. Но не стоит забывать, что люди, которые берут кредиты в МФО — это те, кому по той или иной причине отказали в банке. Именно на них сильнее всего сказываются рост цен, увеличение платы за услуги ЖКХ, повышение пенсионного возраста. Они не могут «распечатать» свои долларовые запасы или забрать вклады из банков. Они просто увеличивают свою долговую нагрузку. Это особенно опасно, учитывая то, что, по мнению экспертов, 2018 год вскоре покажется тихой гаванью на фоне тех финансовых трудностей, с которыми столкнется население России в 2019 году.

Михаил Зенков

Другие материалы по теме: